До 2015 года должны состояться досрочные выборы мэра. Или губернатора

2015 год — переломный год для ростовской области, так как совпадают выборы мэра Ростова, депутатов ростовской Городской Думы и губернатора. Совмещать эти события для власти опасно, считает депутат Государственной Думы от Ростовской области Михаил Емельянов, поэтому кто-то из них может пойти на досрочные выборы.

В интервью «МК на Дону» Михаил Емельянов высказал предположение, что в ближайшее время может начаться радикальная чистка муниципальных глав — реальной политической силы области. И завязаться борьба за лояльность элит.

В России партии борются не между собой, а с государственной машиной

— Как вы оцениваете результаты прошедших выборов?

— У меня двойственное отношение. С одной стороны, есть определенный успех — мы набрали 8%, это два человека в Законодательном Собрании, полноценная фракция. По сравнению с тем, что не было вообще никого, это хорошо, с учетом жесточайшего давления власти. Были использованы все возможные методы, чтобы не пустить «Справедливую Россию» в Заксобрание. Мы это преодолели. Реальный результат — более 20%, мы провели очень сильную кампанию. Использовали все возможности для донесения до избирателей своей программы и получили отклик. Но в России ситуация такова, что чем сильнее оппозиция проводит кампанию, тем наглее действует власть. Был использован весь букет: традиционные «карусели», переписывание протоколов, примитивные вбросы, удаление и подкуп наблюдателей. Был прямой бандитизм, в Железнодорожном районе бандитами был, по сути, захвачен избирательный участок, похищены книги регистрации избирателей, но, что удивительно, выборы на этом участке посчитали действительными. Но самое отвратительное — что это поощряет власть. Были использованы самые грязные и гнусные технологии, такие как компромат последнего дня. Если на выборах в Госдуму была одна газета с пасквилем на «Справедливую Россию», на меня, то на этих — уже несколько. Общий тираж газет, порочащих «Справедливую Россию» и коммунистов, составлял около семи миллионов. Причем задержанные полицией распространители так или иначе были связаны с властью. Самый пикантный случай произошел в Аксайском районе, где были задержаны люди, которые выносили эти газетки без опознавательных знаков с грубым, вопиющим нарушением законодательства из общественной приемной губернатора. Я как-то уже говорил, что новая власть, то есть та команда, которая пришла в область, сильно испортила политический воздух, но они не каются и продолжают портить этот политический воздух. Те люди, которые должны стоять на страже избирательного законодательства, по сути, способствуют его фальсификации. Например, когда идет карусель, полиция отказывалась проверять паспорта у тех, кто приходил голосовать. А совершенно очевидно, что эти люди с других участков могли приходить голосовать за других людей. Полиция удаляла наблюдателей, удаляла членов избирательных комиссий с правом совещательного голоса.

На самом деле нормы закона не действуют. Есть такое понятие — фиктивные нормы, когда в законе написано одно, а в реальности имеется другое. Например, в законе написано: нельзя делать вброс. Но если за «Единую Россию», то можно. В отличие от партий зарубежных, которые борются между собой, российские партии борются не только с «Единой Россией», но и со всей государственной машиной: местными администрациями, правоохранительными органами, директорами школ и других бюджетных учреждений, аффилированным с властью бизнесом... С одной стороны, это делает очень трудной борьбу оппозиционных партий, а с другой — это опасно, если оппозиционные партии победят, они сокрушат государственную машину. Один раз мы это уже проходили в 1991 году — это развал страны. Но те, кто находится у власти и принимает решения, этого пока не понимают. Так можно делать выборы до определенного момента, но так долго продолжаться не может.

— У вас была возможность познакомиться с результатами работы комиссии ЦИК в Ростовской области?

— Еще нет. Они будут докладывать в Думе на этой неделе. Но я не надеюсь на объективность. ЦИК, которая должна стоять на страже закона, по сути, тоже покрывает нарушения. Те люди, которые общались с руководителем комиссии Ив-левым, передали мне его слова: «Мы своих не сдаем», — о чем тогда говорить?

Власть ставит общество на грань гражданской войны

— Какой вектор развития Ростовской области наметился после этих выборов?

— Накануне выборов у губернатора Голубева было очень шаткое положение, он был абсолютно напряжен, потому что визит Путина для него прошел не очень хорошо. Ему попеняли за провал социально-экономической политики области. Почему они и пустились во все тяжкие, тем более что результаты экзит-полла к вечеру 8 сентября показали: 39% — за «Единую Россию», около 33% — за коммунистов, почти 14% — за «Справедливую Россию», и остальные проценты — за ЛДПР и другие партии. Тут то и пошла команда «фас» — делайте что хотите. Вот в этот период — с шести до восьми — и проходили самые грубые нарушения. Буквально бойня была в Батайске, в Волгодонске, Новошахтинске. Власть не понимает, что, проводя так выборы, она буквально ставит общество на грань гражданской войны, пытаясь воздействовать на наблюдателей силовым методом, запугивая их, говоря «тебе поздно домой возвращаться, у тебя же дети». Партии стараются в наблюдатели отбирать людей покрепче: боксеров, каратистов. Что в результате может получиться? Бойня?

Реальная сила у глав районов

— Вернемся к ситуации в области...

— Элита в Ростовской области очень причесана, она привыкла служить хозяину. По сути, присягнула губернатору, но губернатор оказался заложником этой элиты. Она может повернуться и в другую сторону. Реальная власть в области находится не у губернатора, а у глав муниципальных образований. Перед ним проблема: либо продолжать покупать лояльность элит и не проводить необходимых кадровых изменений, либо провести радикальную чистку и поставить абсолютно своих людей. Сейчас в большинстве городов и районов работают главы и мэры со времен Чуба. Как они себя поведут во время выборов губернатора, никто не знает.

— Так что в ближайшее время мы можем наблюдать тенденцию смещения глав?

— Если Голубев примет решительные меры, то, по логике власти, многие должны быть заменены. Но если он совсем себя неуверенно чувствует, то таких замен не будет. Еще вопрос, не решится ли губернатор на этой волне на досрочные выборы, потому что 2015 год — переломный год для Ростовской области, так как совпадают выборы мэра Ростова, депутатов Ростовской городской Думы и губернатора. Все события знаковые, и совмещать их в один день опасно. По логике, власть должна что-то предпринять: либо досрочные выборы мэра, либо — губернатора. Что касается мэра, мэрия показала, на что она способна. Нарушения в Ростове были беспрецедентные. Вопрос в том, в какую сторону они будут повернуты с учетом непростых отношений между мэром и губернатором.

— Но на этих выборах они сработали согласованно?

— Да, сейчас сработали, но дальше, когда придут выборы, в каком варианте они сработают и куда?..

Сценарии развития области

— 2015 год — знаковый еще по одной причине. Почти 15 лет назад вы были инициатором создания Ростовского Клуба предпринимателей и управленцев 2015, организовывали приезд в наш город представителей московского клуба. Это было время, когда члены клуба и эксперты-аналитики прогнозировали будущее страны, создавали сценарии развития России. Что удалось предугадать?

— Практически ни один из сценариев в чистом виде не реализовался. Реализовался, скорее. сценарий инерционный, такого вялого развития при сильном патронаже власти и бюрократии. Ростовская область не исключение, но с приходом Голубева эффективность управления ухудшилась. Голубева спасает то, что элита в области вялая и конформистская. Она не желает активно участвовать в переменах, ожидая, что кто-то сделает все вместо нее. В этой связи для области есть два сценария: если власть не научится управлять, мы будем деградировать, утратим статус южной столицы, уступив Краснодару, который развивается бешеными темпами. Другой вариант — власть научится управлять. Мы три года были подопытными кроликами: люди, пришедшие с низкого уровня муниципальной власти, учились управлять большим регионом. Открывали для себя, что здесь есть политика и партии, общественная жизнь, что надо создавать общественную палату, что надо привлекать инвестиции. Три месяца не могли толком сформировать правительство. Может, они и научатся управлять, тогда будет медленный прогресс. Но в целом, пока у руля области не будет находиться человек со стратегическим мышлением и не будет понимать, какой область должна быть через пять или пятнадцать лет, наша область из стагнации не выползет.

Конформизм элиты обернулся минусом для области

— А как вы оцениваете потенциал региональной бизнес-элиты?

— Значительная часть ростовской элиты уехала в Москву, многие компании переросли региональные рамки и работают в международном масштабе, как, например, «Глория Джинс» Владимира Мельникова, с которым мы начинали «Клуб 2015» в Ростове. Многие предприятия прекратили работать. Единицы можно назвать, в списке Forbs — Сергей Кислов («Юг Руси»), Иван Саввиди («ГРУППА АГРОКОМ») и Вадим Викулов («Астон»). Из тех, кто на слуху, — Вадим Ванеев с его индейкой. Хороший проект, хороший бизнесмен, но это ведь не крупное машиностроительное производство... В Ростове, по сути, крупного бизнеса нет. Отстаивать свои коллективные интересы перед властью бизнес не готов. Каждый бизнесмен готов решать свои частные проблемы, устанавливая личные отношения с чиновниками. Этим наша область сильно отличается от других областей, например Екатеринбурга или Красноярска, где бизнес активно проявляется в политике, где бизнесмены имеют свои медиаструктуры, экспертные сообщества. Поэтому одна из причин того, почему в Ростове сложно заниматься оппозиционной деятельностью, — это отсутствие соответствующих структур, практически нет независимой прессы, вся пресса сервильна, тиражи мизерные для почти пятимиллионной области. Нет независимых экспертов, политологов.

Бизнес-элиты не пассионарны. Во времена перемен это был плюс — мы пережили трудные девяностые годы. Но когда наступила политическая стабильность и надо было сделать рывок, когда должна была появиться политическая, экономическая конкуренция и сильнейшие должны были себя проявлять, этого в Ростовской области не было. Конформизм элиты обернулся минусом для области. В негативных явлениях, происходящих в последнее время в области, виновата и бизнес-элита: кивать на власть можно, но бизнес-элита ничего не делает, чтобы изменить эту ситуацию.

—В этом году отмечается 20 лет со дня событий октября 1993 года. Какие главные выводы?

— Это страшная трагедия, когда смотришь на случившееся с позиции сегодняшнего дня. Ответственность любой власти — не доводить ситуацию до столкновения со своим собственным народом. Надо более чутко прислушиваться к обществу, иметь с ним диалог и своевременно отвечать на те вызовы, которые стоят перед страной, потому что запаздывание приводит к такой трагической развязке.

материал: Сергей Алексеев

 

www.rostov.mk.ru